Порой память и благодарность пациентов, спасенных ценой неимоверных
усилий врачей, не имеют срока давности. И стирают границы между
странами.
И сегодня мы хотим рассказать Вам одну весьма душевную историю, которая
случилась 55 лет назад, но получила свое продолжение в наше время.
Однажды… (так начинаются все самые лучшие истории на свете, начнем так
ее и мы): итак, однажды на пороге кабинета специалистов по связям с
общественностью Ставропольской краевой клинической больницы возник
подтянутый мужчина, на вид средних лет, с мягким иностранным акцентом.
Слегка волнуясь, он начал объяснять, что он русский, уже много лет, с 90-х
годов ХХ столетия, живет за рубежом, в Соединенных Штатах, а на Родине,
на Ставрополье, бывает время от времени. И что привело его в
Ставропольскую краевую клиническую больницу желание поделиться с нами
историей своего исцеления в далеком 1969 году.
Конечно, подробностей своего заболевания он не помнит, но, по рассказам
мамы, ему, годовалому ребенку, в 1969 году в отделении, как он говорит,
торакальной хирургии Ставропольской краевой клинической больницы
был поставлен после перенесенного тяжелейшего гриппа диагноз «гнойный
плеврит».
Малыш тяжело и трудно болел, был, как говорится, на грани угасания
(родители ему рассказали, что в детской реанимационной палате, в которой
он лежал, другие детишки не выжили).
А маленького Сашу (так звали нашего собеседника – Александр) было
решено прооперировать, удалив больше половины пораженного легкого.
Выполнял ему операцию профессор Павлов. Ассистентом на операции и
лечащим врачом был Георгий Георгиевич (Жорж Грачиевич) Шахарьянц.
Для тех лет и того состояния медицины эта операция считалась очень
сложной. И случилось то, что наш гость называет чудом, а мы называем это
чудо профессиональной работой хирургов: после операции, труднейшего
выхаживания и долгой реабилитации малыш не только выжил, но и быстро
пошел на поправку.
После выписки, конечно, физкультуру мальчику пришлось ограничить, но в
общем и целом в дальнейшем у него было нормальное дворовое, босоногое,
активное детство. И сейчас, уже будучи взрослым, Александру запрещены

некоторые виды спорта, чересчур активные подъемы в гору, но в общем и
целом он чувствует себя хорошо.
Когда Саше исполнилось 9 лет, врач Георгий Георгиевич Шахарьянц вновь
настоял на госпитализации и обследовании, как доктор сказал родителям
Саши, «в научных целях». Александр до сих пор помнит доброе отношение к
нему всех врачей, санитарочек и медсестричек: его все помнили, величая
«сыном полка». А хирурга Шахарьянца Александр в беседе с нами называл
«вторым отцом» — до такой степени по-дружески и тепло относился к юному
пациенту его лечащий врач.
И Александр признался, что ему очень хотелось бы узнать, остались ли
родные этих замечательных специалистов на Ставрополье, и очень хотелось
бы, чтобы родственники и все близкие, кто знал и помнит этих докторов,
узнали эту замечательную историю и то, что благодарность в своем сердце за
подаренную ему в детстве жизнь этот пожилой мужчина хранит до сих пор.